Пятница, 15.12.2017, 21:03
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Alexander Posov
Главная » 2010 » Июнь » 29 » Как установить мир на Ближнем Востоке
Как установить мир на Ближнем Востоке
02:18

СКРОМНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК УСТАНОВИТЬ МИР НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ


ООН надо сделать всего пять простых шагов

      Похоже, что в последнее время наблюдается новый рост враждебности по отношению к Израилю. Арун Ганди, внук претендовавшего на звание гуманиста Махатмы Ганди, считает, что Израиль и евреи вообще склонны к насилию и являются главными ответственными за большую часть проявлений насилия в мире. «Оксфорд Юнион» (Oxford Union – известный дискуссионный клуб, расположенный на кампусе Оксфордского университета. – Прим. перев.) даже дошел до того, что поставил вопрос о праве Израиля на существование. Наше поколение больше не говорит о «палестинской проблеме», оно говорит, скорее, об «израильской проблеме». Так что, возможно, пришло время для нового глобального подхода к проблеме Израиля и его оккупации.
Возможно, нам следует расширить наши многонациональные и мультикультурные горизонты, выйдя за пределы старых всеобъемлющих урегулирований, дорожных карт и Квартета при рассмотрении израильско-палестинского конфликта - конфликта, который начался с образованием Израиля.
Почему бы просто не организовать международную конференцию по всем этим вопросам – хотя и в существенно большем глобальном контексте – за пределами Ближнего Востока?
Выработанные общие принципы и соглашения можно было бы применить к Израилю и Ближнему Востоку, где число вовлеченных в конфликт людей, вызванные им жертвы и число беженцев намного меньше, и конфликт намного легче поддаётся урегулированию.
Возможно, стоит организовать пять сессий ООН по вопросам: спорные столицы; право беженцев на возвращение; оккупированные земли; создание искусственных государств после Второй мировой войны; и использование чрезмерной силы против подозреваемых исламских террористов.
На первой сессии мы попробовали бы решить проблему статуса Никозии, которая в настоящее время поделена на греческий и турецкий секторы в соответствии с установленной ООН Греческой линией. Возможно, следователи Европейского Союза смогли бы вынести судебное решение в отношении турецких утверждений, что раздел Никозии был сделан на базе необоснованных угроз турецкому мусульманскому населению на Кипре. После этого обеим сторонам была бы навязана некая дорожная карта, выработанная какой-либо сверхдержавой или ООН, в надежде на то, что решение проблемы Никозии может сработать и в отношении Иерусалима.
На второй сессии дипломаты смогли бы найти общий язык по вопросу перемещенного населения, в том числе и с послевоенных времен, в конце 1940-х годов. Возможно, лучше всего было бы начать с миллионов немцев, изгнанных из Восточной Пруссии в 1945 году, или индусов, оторванных от своих древних домов в районах, принадлежащих сегодня Пакистану, или с более чем полумиллиона евреев, которые в ходе этнической чистки были изгнаны из Египта, Иордании, Ирака и Сирии после войны 1967 года. Где теперь эти беженцы? Были ли им выплачены когда-либо адекватные компенсации за причиненный ущерб и утраченную собственность? Можно ли будет обещать им право на возвращение к жилищам их предков под защитой стран, приютивших их? Выработанные решения могли бы пролить свет на стремление палестинцев к возвращению на землю, перешедшую шестьдесят лет назад в собственность Израиля.
Третья сессия могла бы заняться деликатным вопросом возвращения земель, утраченных вследствие поражения в войне. Десять процентов исторической Германии являются сейчас частью Польши. Русские все еще оккупируют многие из Курильских островов, а греческий Кипр потерял немалую по размерам территорию в 1974 году после вторжения Турции. Западная Сахара все еще остается аннексированной Марокко, в то время как более 15 процентов спорной территории Азербайджана контролируется Арменией с 1994 года. Кроме того, с 1950-51 годов весь независимый Тибет оккупирован Китаем. Несомненно, если сначала будет выработан некий общий всеобъемлющий подход к этим оккупациям, результаты этой деятельности могут быть применены к намного меньшим по размерам Западному Берегу и Голанским высотам.
На своей четвертой сессии международная конференция могла бы заняться болезненным вопросом искусственно созданных государств. Учитывая острую проблему Кашмира, можно ли сказать, что Пакистан был ошибкой – особенно в том, что касается идеи создания национального очага для индийских мусульман? Северная Корея была создана только после безвыходной ситуации 1950-53 годов; поэтому надо ли нам обсудить право на существование этой чрезмерно воинственной страны, учитывая её бурную историю и исходящую от неё угрозу всему миру?
И, наконец, на пятой сессии можно обсудить, существует ли глобальная склонность к непропорциональному использованию силы против мусульманских террористов, что приводит к сопутствующему ущербу и жертвам среди мирного населения? По имеющимся сообщениям, русские во время второй чеченской войны 1999-2000 годов, охотясь за чеченскими террористами, обстреливали тактическими ракетами центральные районы Грозного, что, возможно, привело к гибели десятков тысяч гражданских лиц – именно поэтому ООН позже назвала этот город самым разрушенным городом на земле. Сирия никогда не признавала полное разрушение Хамы, бывшей когда-то убежищем террористов из Мусульманских братьев. Этот город испытал на себе судьбу Карфагена и был полностью стёрт с лица земли в 1982 году правительством аль-Асада, с 30 тысячами пропавших без вести или убитых. Куда смотрело индийское правительство в 2002 году, когда сотни мирных мусульманских жителей Гуджарата были убиты в ответ на исламское насилие против индусов? Уроки этой пятой сессии могли бы убедить мир, все еще кипящий гневом по поводу 52 палестинцев, убитых в Дженине.
Другими словами, после полувека неудачных попыток разрешить ближневосточный кризис в изоляции от событий в других районах мира, не пришло ли время попытаться найти решение в более глобальном масштабе и в контексте, при котором было потеряно больше жизней, аннексировано больше территорий, и большее число людей стало беженцами в местах столь различных, как Китай, Россия и Ближний Восток в более широком смысле?
Решения, выработанные этими странами в связи с подобными проблемами, по-видимому, оказались успешными – по крайней мере, если судить по отсутствию внимания со стороны остального мира, очевидному бездействию ООН и относительному молчанию европейских правительств.
Так что давайте позволим международной общественности начать её гуманитарную работу.
Греческие киприоты могут дать ценные советы израильтянам по поводу уступок, которые необходимо сделать для мусульман по вопросу разделённого Иерусалима. Русские и сирийцы могут поделиться своим опытом с Армией обороны Израиля, как правильно и гуманно бороться с исламскими террористами. Польша, Россия, Китай и Армения могут предложить подходящий план для возвращения завоёванной силой земли тем, кто потерпел поражение. Северная Корея или Пакистан могут преподать Израилю гуманитарный урок, способный ослабить критику в адрес подобных государств, каковая утверждает, что столь недавно созданные государства не имеют права на существование. Ирак и Египет поделятся своими соображениями по поводу надлежащих репараций и права на возвращение на основе своего успешного опыта решения проблем своих собственных еврейских беженцев.
Но зачем ограничивать повестку дня таким небольшим набором вопросов? Мир может еще многому научить Израиль - о смирении и уступках, о том, как другие страны в прошлом решали проблемы обстрела своей земли ракетами и нарушения границ воинственными соседями.
Нет сомнений, что такие гуманитарии, специалисты по Ближнему Востоку, как Джимми Картер, Арун Ганди и Тарик Рамадан будут председательствовать на этих сессиях, используя свой опыт и предлагая свою коллективную мудрость в решении этих глобальных, по сравнению с меньшими масштабами Ближнего Востока, проблем.

Оригинал на английском опубликован на сайте 29 января 2008 г.

Перевод с английского Эдуарда Маркова, МАОФ

Просмотров: 1120 | Добавил: posov | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: