Среда, 15.08.2018, 22:23Александр Посов

**********

3.
Как построить армию при отсутствии всего, кроме крайней необходимости ее иметь...

Основы структур израильской армии были заложены под руководством генерала Игала Ядина. В 1949 году, в возрасте 32-х лет, он, в прошлом ученый-археолог, возглавил Генеральный Штаб израильской армии, а ранее, во время Войны за Независимость, был начальником её Оперативного управления. Назначение это он получил не зря - храбрых молодых командиров в новорожденной израильской армии было немало, но Ядина выделял блестящий интеллект и огромные способности организатора.
После окончания войны Генеральный Штаб занялся разработкой структуры будущей регулярной армии. Формы ее построения разрабатывал сам Ядин, приняв британскую модель за основу. В системе подготовки и мобилизации резервов немало было взято из опыта швейцарцев. Разработка же способа использования армии – доктринa действий - была поручена комитету под председательством полковника Хаима Ласкова. Доктрина исходила из невеселых геополитических реальностей.
1. Израиль уступает соседям по населению и в предвидимом будущем всегда будет вынужден вести войну против численно превосходящего противника.
2. Спор с соседями не состоит в несогласии по поводу границ, а в неприятии самого факта существования Израиля. Противники Израиля будут вести войну против него на уничтожение.
3. Учитывая географические реальности, а также перевес противника в живой силе и технике, Израиль в случае войны не может рассчитывать на победу посредством уничтожения врага. Реальной целью должно быть нанесение такого ущерба его вооруженным силам, которое вывело бы их из строя на максимально долгое время.
4. Малая территория, очень изрезанные границы и близость населенных центров к линии фронтов лишает Израиль всякой стратегической глубины. В самой узкой зоне расстояние от границы до моря составляет всего 14 км. Никаких естественных барьеров для обороны не существует.
5. Израиль не может вести долгую войну. Война делает необходимой мобилизацию такого огромного процента населения, что экономика через несколько недель просто перестанет функционировать.
Единственным плюсом в этой мрачной картине являлось "наличиe внутренних операционных линий". В переводе с профессионального военного жаргона на общечеловеческий язык это означало, что центральное положение страны давало возможность наносить удары по врагам по очереди - если действовать быстро – и перебрасывать силы с одного фронта на другой.
Прямым следствием 5 базовых положений являлась необходимость в построении такой армии, которая могла бы переключаться с одного фронта на другой с максимально высокой скоростью и наносить противнику максимальный ущерб в минимальное время. Ничего даже отдаленно похожего израильская армия в 1949 году - и в несколько последующих лет - делать не умела.
После демобилизации 1949 года девять из двенадцати имеющихся бригад были переведены в резерв, a в строю оставили только три - две пехотные, "Голани" и "Гивати" - и одну так называемую "бронетанковую" - 7-ю, состоявшую из одного танкового батальона и двух мотопехотных, посаженных на полугусеничные БТР. Была еще разведкa на джипах с пулеметами.
Первые две роты танкoвого батальона были вооружены "Шерманами" различных моделей, отличавшихся между собой и трансмиссией, и двигателями, и пушками. Общим было только то, что к двигателям было очень мало запасных частей, а к пушкам - очень мало снарядов. Третья и четвертая рота имели только личный состав. Танков в них не было - роты были созданы, так сказать, авансом, с расчетом на будущее.
Еще хуже дело было со специалистами. Ни опытных танкистов, ни инструкторов не было. Бывший английский унтер-офицер Десмонд Рутледж был назначен главным инструктором Танковой школы, в чинe майора. Помимо некоторого опыта, он располaгал неоценимым достоинством - он был единственным, кто мог свободно читать написанные по-английски брошюрки по техобслуживанию "Шермана". Прочиe инструкторы не то что английские печатные материалы не понимали - они с трудом обьяснялись друг с другом, потому что далеко не все из них говорили на иврите, а все больше на русском или на чешском. Однако все это были очень неглупые люди, и они хотели учится. Поскольку решительно все - и технику, и тактику, и методы стрельбы - им надо было изучать с нуля, они наделали много ошибок, но зато материал был усвоен прочно.
Когда появилась возможность получать танки во Франции, их не стали использовать в готовом виде, а начали переделывать на свой лад. В частности, "Шерманы" переоснастили, вооружив новой французской пушкой. Что было далеко не просто, потому что башня "Шермана" была мало рассчитана на такие переделки.
Но подлинная революция в армии началась с 1953 года, когда бразды правления принял новый, четвертый по счету начальник Генерального Штаба, Моше Даян. Она носила не столько технический, сколько организационный характер. В 1953 году генерал Даян мало что понимал в танках, но в войне он понимал хорошо. Фокус его внимания был направлен на людей. Исходя из принципа, что главное - обеспечить продвижение правильных командиров, а уж они обеспечат все остальное, он урезал "хвост" своей новой армии и резко усилил ее "зубы". Тыловые службы - такие, как пекарни и прачечные - были выведены из армейских структур. Их функции были отданы на контракт в гражданский сектор. Бригады были сокращены (за счет тылов) с 6,000 человек до 3,500, с сохранением числа боевых батальонов.
Произошло резкое изменение в способе планирования операций - теперь ответственность за планирование переходила к исполнителю, центр просто ставил директиву и требовал отчета - или о достигнутом прогрессе, или о возникших проблемах. Самостоятельность и инициатива во всех подчиненных инстанциях всячески поощрялась.
Методы ведения войны, разработанные для спецназа, переносились из маленьких элитных отрядов (в подразделении 101 майора Шарона вначале было только 45 человек) в батальон парашютистов, который, в свою очередь, с максимальной скоростью разворачивали в бригаду. Нетерпеливый Даян пытался всю армию перевести на подобную же основу - что, конечно, не удавалось.
Но новые методы все же внедрялись, чему способствовало систематическое продвижение по службе толковых инициативных офицеров. Быстрый карьерный рост таких людей как Узи Наркисс, Ариель Шарон, Меир Амит - вещь общеизвестная. Менее известен случай с капитаном, командиром роты, который, попав в своем джипе под обстрел на границе с Газой, послал своего водителя вытаскивать застрявший и по-прежнeму обстреливаемый джип, а сам отправился за подмогой. Даян выгнал капитана из армии - на что, кстати, не имел права. Начальник Генерального Штаба полагал, что в такой ситуации капитан должен был или бросить джип, или сам пойти вытаскивать машину - но ни в коем случае он не должен был отправлять на опасное дело свого подчиненного, сам при этом оставаясь в тылу. Арбитражная комиссия пришла к выводу, что наказание за непредусмотренное контрактом нарушение было слишком суровым, и капитана восстановили в чине - но не в должности. От обязанностей командира он был отстранен.
Даян установил правила, которые остались в израильской армии на долгие годы после того, как сам он ушел в отставку. Все командиры - от сержанта до генерала - двигались по служебной лестнице, начиная с самой нижней ступеньки, в офицерскую школу принимали только из рядов. Образование и социальное происхождение во внимание не принимались - только качества лидера. Это правило действовало до определенного предела - начиная с командиров батальонов, офицеров обязывали учиться, и им предоставляли для этого оплаченный отпуск. Образование совсем не обязательно было чисто военным - например, можно было учить философию или системное управления - выбор был широким.
Наконец, после 40 лет офицеры, как правило, выходили в отставку, получали свою военную пенсию, и переходили в резерв. Даян считал, что армии нужны молодые офицеры, более восприимчивые к свежим идеям, поэтому в регулярной армии генералов старше 45 просто не было - он сам ушел на "гражданку" в 43 года.
Эта система прошла проверку войной 1956 года, и показала превосходные результаты. Несмотря на многие нехватки - например, армейские ботинки нашлись только на 30 тысяч чeловек, а явилось на службу по мобилизационному призыву втрое больше, верхней одежды было так мало, что солдаты отправлялись на фронт в собственных пальто - операционный план сработал без срывов. Передовые части сумели выйти в район Суэцкого Канала за четыре дня, обогнав график. Неожиданности носили приятный характер - танки, на которые до войны возлагали скромные надежды, неожиданно показали себя очень хорошо, практически решив исход кампании. Даян сделал из этого немедленные выводы. Авиация по-прежнему получала примерно половину всех ассигнований на новую технику, но то, что шло в сухопутные силы, теперь имело отчетливый "танковый" приоритет.
Он начал быстрое расширение сферы ответственности, предназначенной новому переспективному роду оружия. Пехотные бригады стали по мере поступления новой техники реорганизовываться в бронетанковые и механизированные.
Ведущую роль в развитии бронетанковых войск сыграл полковник Исраэль Таль. В ходе войны 1956 года он командовал пехотной бригадой, но вскоре после этой войны был назначен заместителем командующего Бронетанковым корпусом АОИ, а с ноября 1964 года, уже в звании генерала, - командующим. Таль был человеком основательным. Он начал новую службу с того, что прошел предназначенный для лейтенантов курс "кандидата в командиры танка". Потом он занялся разработкой доктрины использования танков в конкретных условиях арабо-израильского конфликта - война 1956 года предоставила ему богатый материал для изучения.
Выводы, к которым он пришел, носили несколько неожиданный характер. Вместо быстрых, стремительных французских танков АМХ-30, способных делать 65 км/час, он предпочел купить в Англии тяжелые "Центурионы", максимальная скорость которых была где-то в районе 35 км/час, и то по дороге, а не на пересеченной местности. У них была не слишком сильная пушка, слабый и легко воспламеняемый бензиновый двигатель, и капризный нрав - они требовали серьезного и непрерывного ухода. Тем не менее Таль выбрал именно "Центурионы" - главным достоинством в его глазах была иx основательная броня.
Все остальное он считал поправимым. Пушка была заменена превосходным английским 105-мм орудием с большой дальнобойностью. Несколько посже, уже после войны 1967 года, бензиновый двигатель был заменен на американский дизель. Наконец, капризный нрав машины был преодолен выучкой и дисциплиной, которые он сумел укоренить в своих танкистах. Экипажи, которые поначалу рассматривали назначение в новые батальоны как наказание, стали просто гордиться тем, что у них в руках оказались лучшие танки армии.
Через некоторое время появилась возможность раздобыть американские М48 "Паттон" - через Германию, где их снимали с вооружения бундесвера. Они были включены в такую же программу модернизации, как и "Центурионы". Даже старые "Шерманы" - и те были обновлены, на некоторые даже удалось поставить укороченную версию французской 105-мм пушки. К концу мая 1967 года Израиль имел в строю 9 бронетанковых и механизированных бригад, а также 3 отдельных танковых батальона, а всего около 1,100 танков, из которых почти 600 могли рассматриваться как более или менее современные.
Армия не имела многих вещей, которые иметь бы хотела. Не было современных бронетранспортеров для пехоты - на них не хватило средств, все закупки шли только на одно - на танки. Не хватало артиллерии. Не хватало транспорта - по мобилизационному плану предстояло реквизировать чуть ли не весь гражданский грузовой транспорт страны, в ход шли даже грузовички для доставки фруктов, с лысой резиной и без запасок. Стрелковое оружие в резервных пехотных частях включало в себя не только бельгийские самозарядные винтовки ФН "Фал" или пистолет-пулемёты "Узи", но и винтовки "Маузер 98к", где "98" обозначало 1898 год, т.е. эта винтовка была создана ещё ДО Первой Мировой войны.
Тем не менее - вместе с территориальными частями - было мобилизовано около 220 тысяч человек. Примерно 130 тысяч из них были сведены в 21 бригаду (в т.ч. 5 бронетанковых, 4 механизированные, 3 парашутно-десантные и 9 пехотных/территориальных) и ряд отдельных батальонов и дивизионов действующей армии - и эта армия действительно была готова действовать.
Страницы 1, , 2, , 3, Дальше

Copyright MyCorp © 2018
Используются технологии uCoz