Среда, 17.01.2018, 13:38Александр Посов

http://samsonblinded.org

СИТУАЦИЯ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ ИЗРАИЛЯ
Больше, чем кто бы то ни было, огонь интифады раздувала израильская судебная система: военная и гражданская прокуратура и суды. Главный военный прокурор Амнон Страшнов объяснил свою позицию предельно четко:
Есть известная поговорка: когда пушки стреляют, музы молчат. Однако когда летают камни и горят покрышки, судьи молчать не должны. Напротив, именно тогда они должны возвысить свой голос.
Судебной системе было несложно вершить свое черное дело, поскольку пресса и Верховный суд всячески поощряли предельно либеральное отношение к арабским бунтовщикам. В этой атмосфере было очень просто игнорировать страдания поселенцев и солдат, равно как и сочувствовать «палестинским борцам за свободу». При этом главный военный прокурор после увольнения из армии получил должность окружного судьи Тель-Авива с сопоставимым жалованьем – беспрецедентный золотой парашют, не знающий аналогов в истории ЦАХАЛа. Армейское руководство разработало запреты, полностью противоречащие международному праву (Женевской и Гаагской конвенциям).
Конвенции эти, напомним, предусматривают:
1) Допускается стрелять боевыми патронами с любой дистанции по толпе, бросающей камни.
2) Допускается стрелять в центр толпы, бросающей коктейли Молотова.
3) Допускается судить ребенка от 9 лет и старше.
4) Допускается привлечение к ответственности родителей за любой вред, который нанес их ребенок, даже если он младше возраста ответственности.
5) Допускается применение коллективного наказания к деревне или району, где преступления совершаются при свете дня и публично, в частности метание камней и попытки силой освободить арестованных полицией.
6) Допускается разрушать или опечатывать любой дом, из которого бросались камни.
7) Допускается казнь виновных в террористических актах.
8) Допускается в случае убийства брать заложников. (Очевидно, что этот пункт равно применим и к заключенным, осужденным за убийство. Властям достаточно явно объявить, что за любое похищение или убийство солдата или гражданского виновного ждет смертная казнь.)
9) Поскольку законы Йеши действуют еще со времен Британского мандата и единственной судебной инстанцией в них являются арабские гражданские суды и еврейские военные, апелляция арабских жителей Йеши в Верховный суд неправомерна.
10) Осужденный военным судом не имеет право на апелляцию, и тем более в Верховном суде.

Очевидно, что если бы армия воспользовалась даже небольшой частью из упомянутых юридических возможностей, полностью соответствующих международному праву, то восстановить мир и порядок можно было бы в самом начале интифады, а то и вовсе ее предотвратить. Единственная проблема заключалась в том, что военное и гражданское руководство страны пыталось придерживаться «высоких моральных устоев ЦАХАЛа, отличающих ее от других армий мира».
Невероятное заявление! Ничтожнейший еврейчик берется учить весь мир, как вести войну, а сам не собирается слушать никого: ни галаху (еврейский закон), по которой наш народ жил тысячи лет, ни другие страны с их законами. Нет, еврейчик сам знает ответы на все вопросы.
А что делать, если его военные методы приводят к гибели и ранениям солдат и гражданских лиц? Как быть, если эти методы превращают целую армию в ватагу бесхребетных трусов, которых сопливые дети могут безбоязненно высмеивать? Как быть, если все его лучшие силы не могут одолеть триста бойцов «Хезболлы»? И что такого в той же американской армии, что он собирается учиться у нее военной этике? Главное то, что эти «продвинутые» военные методы одобряют избранные группы, мнение которых небезразлично правящей элите: государственная пресса, судебная система и МЕРЕЦ.
На эти группы интифада не влияет, их члены никогда не ездят на автобусах, в которых погибают только рядовые израильтяне. Если они и служат в армии, то либо на Армейском радио, либо в офисе военного прокурора, туда же устраивают и своих детей. Важно понять простую истину: если бы камни вдруг полетели в какого-нибудь властного чиновника, будь то председатель Верховного суда или сам главный военный прокурор Страшнов, армейские инструкции ПОМЕНЯЛИСЬ БЫ САМЫМ РАДИКАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ… Но что можно сделать сейчас? Поселенцы ранены? Это их проблема! Один начальник штаба армии и министр как-то сказал о поселенцах: «Если бы их там не было, их бы не убили».

Подведем итог. Очень просто быть щедрым, просвещенным и «этичным» за счет других, подобно современному царю Шаулу, который сначала был милосердным к жестоким, а затем – жестоким к милосердным.Они настолько сопереживали палестинцам и их требованиям еще одного государства, что нравственно уравняли акты агрессии со стороны арабов Йеши и акты самообороны со стороны евреев. С их точки зрения, обе стороны – в равной степени агрессоры, и даже более: поскольку Палестина, по их мнению, завоеванная территория, палестинцы сражаются за свои гражданские права, причем самое большее – камнями, тогда как «мессианские», фашистские и воинственные евреи вооружены винтовками М-16 и в любой момент готовы спустить крючок. Они поставили на один уровень нападающего и защищающегося. Львиная доля их усилий была посвящена тому, чтобы осудить и посадить за решетку тех немногочисленных евреев, что не побоялись прибегнуть к самообороне. 20 марта 1988 года, через несколько месяцев после начала интифады, судья высшего суда написал:
Я полагаю, нет необходимости акцентировать, как жестко следует поступать с теми израильскими гражданами, кто вершит возмездие и насилие против местных жителей, заявляя, что «берут закон в свои руки».
Верховный суд сначала отказался одобрить решение кабинета Рабина о депортации 400 террористов ХАМАСа и согласился лишь после многочисленных жалоб и прошений. И затем тот же Верховный суд в 1985 году категорически отказался даже рассматривать законность решения правительства об освобождении из-под стражи 1150 террористов и убийц (сделка Джибрила), составивших ядро и главную движущую силу интифады.
В 1993 году, Верховный суд снова проигнорировал предательское освобождение уже 10 тысяч террористов и убийц, приговоренных за убийство или покушение на убийство.
Чего можно ожидать от семьи, у которой арабские бунтовщики убивают единственного сына только за то, что он родился евреем? С одной стороны, суд запрещает такой семье самостоятельно покарать убийц, поскольку в цивилизованных странах этим занимаются правоохранительные органы; с другой стороны, эти же органы выпускают тысячи уже осужденных террористов на свободу!
К глубочайшей скорби мы вынуждены констатировать, что В ИЗРАИЛЕ НЕ ЗАКОН И ПОРЯДОК, А БЕЗЗАКОНИЕ И БЕСПОРЯДОК. Убийцы возвращаются домой и бурно празднуют свое освобождение, а семьи их жертв вынуждены смотреть на это и проглатывать боль и негодование.
И сегодня арабы точно так же, как в 1929 году в Хевроне, радостно провозглашают: «Аль давла маана» – правительство на нашей стороне!
Убийца студента йешивы Аарона Гросса, да отомстит Б-г за его кровь, просидел в тюрьме всего три года, после чего получил досрочное освобождение. Он вернулся в Хеврон и сегодня работает экскурсоводом. Он возит туристов на Гросс-плаза между Бейт-Хадассой и Авраам-авеню и хвастается: «Это здесь я убил еврея!»
Какой позор! Кровь наших братьев вопиет из земли!
«Мои враги, словно убийство в моих костях, насмехаются надо мной, говоря мне целый день: „Где твой Бог?“» (Псалом 42).
Ни прокуратура ни разу не потребовала, ни суд ни разу не разрешил осуществить смертный приговор над любым из сотен арабских убийц, которые после этого ХВАСТАЛИСЬ, что убивали еврейских женщин и детей, единственное преступление которых было в их национальности. Как мудро было бы со стороны Верховного суда в начале интифады просто отказаться от привилегии разбирать дела в территориях, полученной от правительства Бегина. Это был бы достойный шаг, свидетельствующий в первую очередь о скромности. Именно так поступил американский Верховный суд после оккупации Германии, когда вернул юрисдикцию военным судам на местах, от которых требовалось четко придерживаться международного права.
Вместо этого израильский Верховный суд начал откровенно покрывать пораженческие компромиссы и политиканство армейского руководства, которое и без того неповоротливо и лениво. Высокомерие израильских судов, в том числе Верховного, привело к анархии и бессмысленному кровопролитию. Да увидим мы исполнение стиха: «И Я восстановлю твоих судей, как в дни древние»!


http://samsonblinded.org/rublog/3899.htm

Copyright MyCorp © 2018
Используются технологии uCoz